Есть аппарат страшнее самогонного

Есть аппарат страшнее самогонного

13 сентября в Волховский городской суд поступили сразу два очередных иска о признании незаконными распоряжение главы районного Совета депутатов и решение одной из комиссий Совета. Практически, с самого начала работы нынешнего состава Совета его деятельность сопровождается претензиями самих депутатов, представителей администрации и надзорных органов. Поток исков, оспаривающих неграмотные с точки зрения закона решения и распоряжения, растет в геометрической прогрессии. В подавляющем большинстве случаев обоснованность претензий подтверждается положительной реакцией на них суда. Ряд незаконных решений уже отменен, часть находится в стадии рассмотрения. Ветераны депутатских кресел не могут вспомнить ситуацию, когда заявления на действия и бездействия Совета, его комиссий и руководителей летели в суды с такой скоростью и в таком количестве.

«Раньше каждое неправильное, по решению суда или представлению прокурора, решение Совета становилось предметом тщательного и разностороннего анализа, — рассказывает собеседник ВН, не первый срок входящий в число народных избранников. – Мы внимательно, очень критично искали причины своих ошибок, и выражали в отношении ответственных за них свое однозначно негативное мнение, невзирая на статусы. Ведь каждое решение районного Совета самым прямым, самым непосредственным образом влияет на жизнедеятельность всего Волховского района и буквально каждого его жителя».

Сейчас градусник юридической безграмотности решений Совета зашкаливает. Политические, экономические и этические последствия действий Совета и его главы уже приносят свои нездоровые плоды, а критичной оценки этих действий, серьезного анализа их причин как не было, так и нет.

Изучив часть самых громких, самых резонансных обращений в суд, сталкиваешься с рядом удивительных моментов, ответы на которые лежат не столько в юридической, сколько в профессиональной и нравственной плоскости. К примеру, только ли из-за отсутствия высшего образования глава района подписывает незаконные распоряжения? Кто и как готовит документы, по которым Совет с нарушениями закона принимает важнейшие решения? Почему специалисты аппарата Совета, по сути, наемные работники, пытаются манипулировать депутатами, зачастую препятствуя их депутатской деятельности? И не пора ли самим депутатам объективно и критично рассмотреть коэффициент полезной деятельности своего аппарата, который сегодня работает в чьих угодно, но точно не в интересах Совета?

Так, на одном из заседаний в конце июля из-за ошибки специалиста аппарата в местном парламенте едва не разразилась законотворческая катастрофа. Юрист аппарата О.В. Быстров привел депутатам выдержку из Регламента, согласно которому решение Совета считается законным, если за него проголосовали большинство из числа избранных депутатов, то есть 16 из 30 человек. Все заседания были правомочны, необходимый кворум не менее 20 человек имелся, но до разъяснения Олег Сергеевича считалось законным решение, за которое проголосовало большинство присутствующих, не менее 11 человек.

В этом месте зал онемел, народные избранники реально впали в ступор и схватились за сердце – получалось, что большинство принятых ими решений не имеют законной силы. От перспективы повернуть обратно весь законотворческий процесс у присутствующих перехватило дыхание. Какие кадровые и экономические потрясения могли произойти, поверь депутаты «специалисту» на слово, невозможно предсказать. К счастью, после бурного обсуждения сами депутаты перечитали Устав, который главенствует над Регламентом, и поняли, что правы они, а не устаревший в этом пункте Регламент и неграмотный в этом вопросе юрист.

К слову, и вопрос на том заседании рассматривался совсем не рядовой. 29 июля часть депутатов поставила в повестку вопрос об изменении персонального состава комиссии по проведению конкурса на замещение должности главы администрации Волховского муниципального района. На тот момент из четырех волховских членов комиссии трое состояли в родственных отношениях, и этот вариант выбора главы района в семейном кругу устраивал далеко не всех.

Даже не касаясь юридически неграмотного импичмента экс-главе администрации района, приведенный выше пример дает основания ставить вопрос об эффективности работы аппарата Совета депутатов. А таких примеров не один и не два.

Глава Совета обращается в прокуратору за разъяснениями по некому вопросу. Депутаты пытаются остановить своего руководителя, ссылаясь на неправомочность прокуратуры давать пояснения и толкования по существу поставленных вопросов. Аппарат поддерживает главу. В результате, из прокуратуры приходит ответ, практически дословно подтверждающий доводы депутатов. Это и есть профессиональный подход?

Сегодня депутаты говорят, что в ряде случаев вред от специалистов аппарата Совета гораздо больше пользы. Более того, в адрес главы направлены обращения о прямом препятствовании специалистов исполнению депутатами своих полномочий.

Непрофессиональные действия или профессиональные бездействия сотрудников аппарата навлекли на район ряд достаточно тяжелых последствий и влетели районной казне в копеечку. По-настоящему никто за эти ошибки так и не ответил. Ни административно, ни морально, ни материально. Между тем, задекларированный доход только руководителя аппарата Ирины Рахновой в 2015 году составил 1 миллион 248 тысяч 600 рублей. А того самого юриста – 1 млн 123 тыс. 016 рублей. Копейки мы не указываем – и так неплохо.

В этой ситуации видится несколько способов решения проблемы. Можно обязать чиновников Совета реально отвечать за юридически неграмотно подготовленные ими документы. А можно просто избавиться от таких и пригласить настоящих профессионалов.

=ВН=

Чтобы узнавать первыми о самых заметных событиях в Волховском районе, подписывайтесь на канал Волхов News в Telegram

Комментировать эту статью не получится.