Как из капремонта выбивали дурь

Как из капремонта выбивали дурь

Жилищно-коммунальную отрасль Ленобласти ждут отставки. Власти официально признали провал по капремонту. Губернатор Дрозденко узнал, что всё это время его кидали. Теперь из главного по ЖКХ выбьют дурь, а остальных — в рабство. Вице-губернатор Коваль не виноват. 

Не раззадоришь истеблишмент Ленинградской области официальными мероприятиями. Редко на них что-то решается, потому журналисту 47news было удивительно слышать, как последнюю неделю от разных собеседников шли анонсы встречи губернатора Александра Дрозденко с депутатами.

Накал страстей был настолько велик, что на стандартное, а, значит, обыденное мероприятие во вторник, 13 декабря, чуть ли не с самолёта приковылял депутат Владимир Петров. Пару дней назад на Майорке он сломал ногу, спасая ребёнка, но вместо рентген-кабинета оказался на Суворовском, 67. Ценные установки ему тут же давал вице-губернатор по ЖКХ Олег Коваль и, судя по жестам, речь шла не о костях.

Запланированной темой обсуждения был итог программы капитального ремонта. Когда капремонт в 2014 году только начали вводить, страну трясли скандалы из-за недовольства жителей и теперь очевидно, что народ был прав. К примеру, в Ленобласти план на 2016 год толком не исполнен, а программа на 2017 год так и не принята, из-за чего регион вошёл в десятку худших по стране.

47news как раз накануне писал о внутренних дрязгах жилищно-коммунальной системы. Подтвердить это не сложно, ведь даже на столь ответственной встрече вице-губернатор Коваль сидел в одной стороне зала, а председатель комитета по ЖКХ Александр Тимков и директор Фонда капремонта Александр Шульга — в строго противоположной. 

Губернатор Дрозденко, как и положено, посередине, был настроен явно не благодушно, ведь сразу заявил, что освоение средств «оставляет желать лучшего». Несмотря на то, что люди сдают деньги хорошо, собираемость ожидается порядка 90%. Программа на 2016-2017 год выполнена примерно на 26%, а на счетах лежит порядка 1,6 миллиарда неосвоенных средств.

— Фонд создан не для того, чтобы деньги на депозиты класть. Хотя, и проценты — это неплохо. Но Фонд нужен для ремонта, а не для процентов, — был очевиден Дрозденко.

Также он добавил: «Парадоксальная ситуация, когда мы не можем работать не из-за отсутствия финансирования, а при наличии финансирования. Это говорит о том, что мы работаем неэффективно», — сказал глава региона. 

Донельзя лиричным казался председатель комитета по ЖКХ Тимков, заявивший в качестве основной проблемы на пути к капитальному совершенству появление постановления правительства № 615. Оно на корню меняет суть проведения конкурсов, определяет уполномоченный орган, который выявляет организации, имеющие возможность участвовать в аукционах. 

— Если до вступления в силу этого закона конкурсная комиссия формировала пул и лоты и это были конкурсные процедуры, то с октября это могут быть только аукционы. Работы все понятны, но мы успели разыграть только часть конкурсов на полмиллиарда рублей, остальное разыграют в феврале, — чистосердечно признался Тимков, что, впрочем, не объяснило, почему у всей остальной страны коллапса этот закон не вызвал.

И зачем-то чиновник добавил: «По итогам 2015 года будет неисполнение по нескольким домам. Во Всеволожском и Гатчинском районах были протечки. Мы решили не смешить людей и не перекладывать крышу в такую холодную погоду».

Людей, может, Тимкову не смешить получилось, а вот вице-губернатор по внутренней политике Сергей Перминов во время его речи сиял от восторга, а через пару минут смеялся, не таясь. Объяснял тем, что ему как раз прислали анекдот. 

Тимков, между тем, продолжал объяснять собственные неудачи внешними обстоятельствами. Программа на 2017 год, за отсутствие которой его так ругают, с его слов, есть. Просто застряла на веерном согласовании. К тому же, могло быть и хуже, ведь в фонде вообще собирались прекратить ремонт, а пустить в следующем году все средства на проектные работы.

— Но муниципалы понимали, что люди не хотят ждать еще один год, стало чувствоваться напряжение, — безэмоционально признал он.

Руководитель фонда Александр Шульга пошёл дальше и в качестве одной из проблем назвал дождливую осень.

— Программа идёт с трудом. Но есть уверенность, что на 1 января будет законтрактовано почти 1,2 миллиарда, программу этого года закончим в середине 2017 года, — оптимистично прогнозировал Шульга, который, впрочем, до этого совещания подал заявление об увольнении, и Тимков его подписал.

Между делом он упомянул о передаче аванса в размере 30% компаниям, взявшимся за капремонт, но потом отказавшимся от работы. Это, казалось, перевернуло сознание Дрозденко.

— Кто распорядился выдавать такие авансы? У нас даже строителям столько не выдают, вы что, специально такие условия создали, чтоб нас кинули? — уже кричал он с президиума.

Шульга держался стойко и, откровенно говоря, отважно. Потому состоялся потрясающий диалог.

— Нельзя, имея штат из семи инженеров, обеспечить качественное обследование всех видов домов. На сегодня я не знаю, в чем виноват фонд, ведь мы выполняем работу при таком штате, — пожаловался непонятно кому Шульга.

Выяснилось, что в Фонде работает 70 человек, а на его содержание уходит 97 миллионов рублей. 

— Вы шо? У вас примитивный подход. Вы хотите подменить собой проектные институты? Зачем вам такой штат, чем занимаются все эти люди? Почему бы вам не заказывать эти работы, как делает, например, управление капитального строительства? — иногда Дрозденко переходит на южный говор, когда сильно нервничает.

При упоминании цифр захохотал уже лидер фракции ЛДПР Андрей Лебедев.

— Олег Сергеевич, сколько человек работает в управлении капремонта? — обратился в этом месте Дрозденко к Ковалю.

— Тут, вообще-то, есть председатель комиссии по строительству, пусть он и ответит, — нашёлся Коваль.

Председатель комиссии ЗакСа по строительству Лебедев закричал без микрофона:

— Вообще-то, это вы вице-губернатор, а не я.

Коваль замолчал, а Шульга теперь упирал на то, что сильно помешала и Дирекция единой службы заказчика, выступавшая посредником между Фондом и подрядчиками. Это довело Дрозденко до того, что он задумался о возвращении рабства.

— Дирекция съела денег больше, чем субподрядчик содержание. Речь идет о 87 миллионах. Ни украсть, ни покараулить. Хоть бы зарабатывали нормально. Сложилась парадоксальная ситуация: фонд с дирекцией рассчитался нормально, а дирекция с подрядчиками нет. Это что за прокладка между рулем и сиденьем? И самое главное, с дирекции не возьмешь ничего. В рабство же сотрудников не отправишь. А то бы не плохо, года на три отправить подъезды красить, — возмущался Дрозденко.

Во время его монолога загорались микрофоны, означающие желание депутатов выступить. Но глава региона, казалось, должен выговориться сам. 

Повезло депутату Владимиру Петрову, который в промежутке речей губернатора требовал от Тимкова озвучить, когда всё же программа будет утверждена.

— До 1 января мы утвердим, — пообещал Тимков, пристроившийся у второго микрофона, стоящего возле стеночки, за Шульгой.

— Почему? — переспросил Петров.

— Почему утвердим?

— Почему так долго?

— У нас выявилось много несоответствующих смет, — тоже пожаловался Тимков. 

Другой подчинённый Коваля, но по водяной линии, Саяд Алиев, заявил, что никакой программы нет и не будет.

— Две недели до Нового года осталось, — не открыл тайны он.

Пока перебирали другие технические термины, дошли до проблемы отсутствия толковых сметчиков. Беззастенчиво Александр Тимков предложил переложить ответственность по формированию смет с регионального на районный уровень.

— Выкиньте эту дурь из головы. Выберите двух-трех партнеров, кто будет делать сметы. Вот как Москвин делает. Пропишите это всё и не трогайте вы районы. Вы хотите дальше работу завалить? — уже орал Дрозденко, а не имеющий отношения к капремонту вице-губернатор по строительству Михаил Москвин, сидевший рядом с Ковалем, скромно привстал и быстро уселся обратно.

— Олег Сергеевич вы-то куда смотрите? — прикрикнул губернатор на коммунального зама. Справедливости ради стоит заметить, что Коваль в этот момент внимательно смотрел на Дрозденко и оттого даже округлился в глазах.

— Я со всем согласен, что вы сказали. Но программа на 15 год у нас исполнена. То, что мы потеряли подрядчика, фонд не виноват, — пытался не терять самообладания он, впрочем, своих подчинённых не защищая.

Здесь уже снова нашёл, как влезть без очереди, Андрей Лебедев: 

— Конечно, виноватых у нас никогда нет.

Крики могли перерасти и в мордобой, так что понадобились бы и новые костыли Петрова. Успокоил всех депутат Алексей Ломов. Он признал, что в ЖКХ разбирается не слишком, но и как простой житель ничего не понял из того, что говорили коллеги. 

— Я представляю, что все эти люди думают о нас, — тихо произнёс Дрозденко, очевидно, имея в виду настоящих людей, а не тех, кто в зале.

Владимир Петров и Андрей Лебедев, каждый по-своему, пытались добиться хоть от кого-то ответа, что будет, если программу на 2017 год так и не подготовят. 

— У вас вечно кто-то виноват, то сметы, то Шульга, за спину которого вы сейчас спрятались. Что такого уникального в программе капремонта, что мы в первой десятке с конца оказались? Кроме бардака ничего нет, — подливал масла в огонь Владимир Петров.

Тут впервые встал с места Коваль:

— Мы не в десятке с конца. Если брать показатель по работе фонда, мы на 54 месте по стране. И вообще, раз он плохо работает, то и я плохо работаю, — в голове Коваля всё уже смешалось, ведь речь шла о разных рейтингах.

— Давайте вспомним батьку Лукашенко и зададим вопрос: «Доколе?» — это уже настаивал депутат Лебедев.

В эту минуту журналисту 47news наконец стал понятен смысл существования в этом зале спикера Сергея Бебенина. Он уехал в отпуск, потому, собственно, никто никого не прерывал. А было пора.

Точку поставил Дрозденко: «Что будет, что будет… Другие люди в ЖКХ скоро придут, вот что будет».

Юлия Гильмшина,
47news 

Источник

Чтобы узнавать первыми о самых заметных событиях в Волховском районе, подписывайтесь на канал Волхов News в Telegram

Комментировать эту статью не получится.