Трудно быть Дрозденко

Трудно быть Дрозденко

Губернатор Дрозденко отвоевал у финансового зама Маркова право раздать бедным полмиллиарда рублей. Главную по социалке Нещадим пока пощадили, но до первой замены. Миллиардеру Петрову ничего не достанется даже в теории. Так, как сейчас, быть не должно, но голова одна.

Однажды, пару лет назад, журналист 47news видел, как губернатор Ленобласти Александр Дрозденко выходил с мероприятия. Налево были журналисты, направо — лестница. Глава региона пошёл в сторону камер, все его подчинённые, естественно —  к дверям.

—  Ушли? Ничего, один разберусь, — еле слышно прошептал Дрозденко.

С тех пор так и ходит.

Не стало удивительным, что в понедельник, 23 января, он пришёл и на пресс-конференцию по поводу социального кодекса.

В минувший четверг, 19 января, губернатор в очередной раз, прямо ночью, отменил вариант законопроекта. Даже погружённым в ситуацию она казалась сюрреалистической. С начала ноября группа чиновников из социального и финансового блоков не могут понять, как воплотить в жизнь идею Дрозденко. Согласно его мысли, поддержка должна оказываться по прогрессивной шкале, то есть, чем беднее человек, тем больше ему помогает государство. Такая модель давно существует в Швеции, настал черёд и Ленобласти.

В первоначальном варианте соцкодекса бедным, вопреки генеральной линии Дрозденко, не добавляли, а экономили на них полмиллиарда рублей, выставив пороги среднего дохода. Этот вариант был экстренно отозван, и ближе к Новому году документ переработали в обратную сторону, перераспределив в пользу малоимущих 454 миллиона рублей. Но после Нового года цифра качнулась ещё раз, уже в сторону 280 миллионов рублей, теперь даже у школьников отбирали горячие обеды.

Со стороны, да и изнутри, это выглядит неграмотно стилистически, ведь, откровенно говоря, вице-губернатор по финансам Роман Марков и вице-губернатор по социальной политике Николай Емельянов три месяца фактически саботируют поручения губернатора Дрозденко.

Наилучшим вариантом было бы, конечно, признать чью-либо некомпетентность, ведь это куда приятнее заговора. Но в таком случае этот кто-либо и пострадает. Виноват всегда самый маленький. По данным 47news, на прошлой неделе задумались об увольнении председателя комитета по социальной защите Людмилы Нещадим, но до тех пор, пока её некем заменить, это вряд ли произойдёт.

На брифинге же Дрозденко констатировал, что по поводу социального кодекса «есть недопонимание». Странно было бы, если бы его не было, ведь та же Нещадим, когда у неё спрашивали детали, всё это время отнекивалась словами «мне запретили говорить с вами».

Далее двадцать минут глава региона перечислял то, что могли сказать без него. О том, что выплаты ни у кого не отнимают, а, наоборот, индексируют, о том, что есть уровень отсечки и он установлен в размере 28,5 тысяч рублей, о том, что обеспеченным пособия от государства могут показаться смешными, а бедным они помогут.

Впрочем, насчёт «без него» — это, конечно, фигура речи, а не констатация факта, ведь, не переломай губернатор свой график ради этой экстренной встречи, была бы просто десятиминутка тишины.

Справа от Дрозденко сидел финансист Роман Марков, избравший ноту памятника. Он сложил руки над принесённой таблицей и не шевелился. Слева от Дрозденко сидел председатель комиссии по социальным вопросам областного ЗакСа Владимир Петров. Он сломал ногу и с декабря хромает на костылях, наверное, потому, не переставая, мимикой общался с пришедшими журналистами.

Кстати, хоть это и было мероприятие для СМИ, но все места были заняты пресс-секретарями различных ведомств, а журналистов, собственно, было не более десяти.

Депутат Петров тоже произнёс речь о необходимости изменить подход к социальной политике и о том, что документ не должен стать инструментом борьбы с бедными. Но в связи с тем, что он единственный, помимо Дрозденко, публично переживал за судьбу соцкодекса, в его словах уже не было ничего нового.

Явно ради развлечения Петров попытался поддеть Маркова, заметив, что соцкодекс не учитывает требования по наличию жилья, ведь владельцы нескольких квартир формально могут быть признаны нуждающимися. Марков, почти не повернув головы, сказал, что «юристы пока не рекомендуют».

О самом главном, из-за чего разгорелся спор, Дрозденко уклончиво, но ответил.

— Окончательная цифра, сколько мы потратим дополнительно при введении социального кодекса, будет зависеть от сроков его введения. Мы никуда не спешим, сначала обсудим с общественными организациями и комиссиями. Но я считаю, что цифра 454 миллиона в год — это цифра компромиссная. При ней мы не будем делить выплаты внутри бедных, мы будем делить внутри бедных и среднеобеспеченных, — образно рассуждал он.

Роман Марков всё ещё не шевелился и даже не обернулся в сторону говорящего Дрозденко.

 — За эти выходные мы нашли понимание. У меня был разговор с исполнителем. Конечно, было неправильно подавать текст документа в комиссию ЗакСа, не до конца проработав цифры. Чётко заверяю, что кодекс будет отправлен в парламент, только когда мы все будем понимать каждую цифру и за неё отвечать. За каждой цифрой стоят люди, — добавил Дрозденко.

Марков молчал, потому было не понять, нашлось это понимание в головах обоих или только у Дрозденко.

— Знаете, в других регионах социальные выплаты начали сокращать, а мы увеличиваем. Такого соцкодекса, как мы планируем сделать, ещё не было. Трудно быть первым, — философски заметил Дрозденко.

— Трудно быть Богом, Александр Юрьевич, — встрял депутат Петров, от души заулыбавшись и, видимо, вспомнив роман братьев Стругацких. Главный герой там ходит среди грязных и неотёсанных людей из древнего прошлого.

После одного из вопросов губернатор и депутат склонились над одним iPad в поисках цифры общих расходов на социалку. Между делом, Петров влезал в ответы Дрозденко и то  поддакивал, то дополнял. Марков всё ещё сидел, смотрел в одну точку и в диалоги не вмешивался, даже если дело касалось бюджета.

— Некоторые ведь могут иметь право на выплаты, но на фоне их постоянного дохода эти цифры ничтожны. Как, например, депутат Петров, имеющий постоянный высокий доход, — ответил на шутку про Бога Дрозденко. У Петрова трое детей, потому он хоть и миллиардер, но многодетный, и имеет право на различные государственные льготы.

— А вот такие, как Роман Марков, могут быть признаны нуждающимися, — понял тренд на смех Петров и внимательно посмотрел на Маркова. У него тоже трое детей, и он тоже может претендовать.

Роман Марков был непрошибаем, потому смеяться со всеми отказался, более того, продолжал быть памятником.

Под конец Дрозденко сделал заявление. Тогда, когда ему высказали мысль о том, что всё происходящее является результатом запрета общения чиновников со СМИ.

— У нас открытое правительство. Всем чиновникам не только не запрещено общаться с журналистами, но и рекомендовано с ними разговаривать. Разумеется, в рамках своих тем, а на личные вопросы отвечать только по желанию. Я чувствую себя единственной говорящей головой. Так быть не должно, — сказал он.

Когда Дрозденко окончательно вышел из зала, Марков на вопросы обратившихся журналистов, зашипел: «Ничего я говорить не буду, всё в пресс-службу». К вечеру стало известно, что и строительный вице-губернатор Михаил Москвин официально игнорирует позицию губернатора по поводу открытости. Социальный вице-губернатор Емельянов вообще не пришёл на пресс-конференцию. Остальные заместители Дрозденко настолько умело скрываются от общества, что если их фотографии показывать тем, кому собираются добавлять на бедность, никто узнан не будет.

Так что хочет он или нет, на пресс-конференции Дрозденко придётся ходить.

Юлия Гильмшина,

47news

Источник

Чтобы узнавать первыми о самых заметных событиях в Волховском районе, подписывайтесь на канал Волхов News в Telegram

Комментировать эту статью не получится.