Сто дней до потери миллиардов

Сто дней до потери миллиардов

Всего 99 дней осталось до окончания политической программы переселения жителей Ленобласти из аварийного жилья. 18 тысяч кв.м нужно найти до 1 сентября. И три часа муниципалы понуро слушали, как исполнить этот финт. Иначе придется вернуть Москве 2,5 миллиарда.

С трех до шести часов дня 25 мая в правительстве Ленобласти главы администраций десятка поселений слушали о себе неприятное от губернатора Александра Дрозденко и вице-губернатора Михаила Москвина. Скорее, это напоминало порку. Если формально, то предметом встречи стало исполнение федеральной программы расселения аварийного жилья, которая длится уже пятый год и заканчивается 1 сентября 2017 года. Как показал прошедший 4 мая Госсовет, Владимир Путин особенно трепетно относится к этому проекту.

Стоимость пятилетнего переселения 7,5 миллиардов рублей. 2,5 из них дает федеральный центр.

По данным госкорпорации Фонд развития реформирования ЖКХ (ФЖКХ), по выполнению программы Ленобласть сегодня на 63 месте из 83 регионов. Мы хуже дотационных Дагестана и Чувашии. Сравнимая с нами Московская область — на 10-м месте. Проблемы в регионе уже замечала Москва, но в чиновники отвечали, что все, в целом, замечательно. Впрочем, в региональном правительстве играют статистикой и утверждают, что регион находится на 38 месте. Так действительно выходит, если отбросить всех те регионы, которые уже выполнили программу на 100%. Но, согласитесь, это неспортивно. Кстати, такое же жонглирование получилось с исполнением программы капремонта.

Судя по данным Фонда ЖКХ на 21 мая, в Ленинградской области более чем на три месяца задерживается расселение 111 многоквартирных домов. А это 16 тысяч квадратных метров. Жителям еще 39 домов площадью пять тысяч «квадратов» тоже еще некуда переезжать, но перспектива ближе. 194 дома идут по графику, им уже нашли замену. Есть еще 48 проблемных домов — они в тяжбах или документы не в порядке. Сладкой ложкой меда в этой истории становится только то, что расселение 547 областных домов уже завершено. В новые квартиры переехали 8,5 тысяч человек из 12 тысяч тех, кто должен покинуть аварийное жилье. Правда, в некоторых случаях людей переселили из аварийных домов в разрушающиеся.

Самыми проблемными на сегодняшний день считаются Всеволожский, Бокситогорский, Кировский, Волховский и Подпорожский районы. Выдохнули с облегчением всего три: Волосовский, Сланцевский и Кингисеппский, они выполнили программу. Впрочем, это объяснимо малым количеством домов, попавших в списки. Про качество исполнения в Сланцевском мы писали.

Еще в апреле, с формулировкой «точно» пресс-служба правительства Ленобласти сообщала, что до назначенного срока не успеют расселить аварийные дома 10 поселений. Перечисление прилагалось: Светогорск, поселок Большая Ижора, Волхов, Новая Ладога, поселок Путилово и поселок Ефимово. На Суворовском, 67 грозили штрафами еще трем поселениям — Щегловскому во Всеволожском районе, Вознесенскому в Подпорожском, Луге и Сясьстрою в Волховском, их даже посчитали. Невезучие заплатят, как минимум, 68 миллионов рублей.

Для понимания расскажем, что есть несколько способов расселить аварийный дом. Можно построить новый. Можно купить жилье для переселенцев на вторичном рынке, а можно и в долевом строительстве, но только по 214 закону, который гарантирует сохранность средств. Есть вариант приобретения новых квартир. А если собственники изъявят желание, то им могут выплатить оценочную стоимость их халуп. Но, эти случаи единичны ведь аварийному жилью — грош цена.

В комитете по строительству, который непосредственно курирует исполнение программы, коротко рассказали 47news, обо что споткнулись муниципалы. Цена метра, за которую можно выкупить жилье, определена Минстроем. До прошлого года она составляла 36 тысяч рублей за «квадрат», а с нынешнего — 41 тысячу 180 рублей. Даже для отдаленных районов это, порой, не деньги, не говоря уже о золотом Всеволожском.

«Цена была определена еще на этапе формирования программы, потом регионам добавили, а потом настали непростые времена. Посоветовали держаться», — отметил собеседник в Минстрое.

Для примера, в Рахьинском поселении нужно расселить 1200 квадратных метров. При цене не ниже 80 тысяч рублей за метр необходимо выложить около 100 миллионов рублей. Тем не менее, в администрации этого поселения сегодня планируют выкуп на вторичном рынке. «В нынешней ситуации это малореализуемо», — отмечают в правительстве.

При этом необходимо помнить, что по закону, гражданину можно предоставить площадь не больше той, в которой он ютился ранее. Но большинство современных квартир априори по нормам больше чем, например, комнаты в коммуналках или многих старых бараках. За лишние метры должен доплачивать муниципалитет, и это весьма болезненно для местного бюджета. Уместно вспомнить и о том, что при покупке жилья на вторичном рынке муниципалам приходится уговаривать владельцев квартир проходить через процедуру предложения своего жилья на аукционе, что хлопотно.

Субсидирование покупки квадратных метров — трехстороннее. Большую часть дает областной бюджет, еще одна часть — федеральные деньги, а остаток добавляет муниципалитет. Например, выкуп однокомнатной квартиры в поселке Романовка Всеволожского района финансово выглядит так: стоимость — 1,291 миллиона. Область дает 964 тысячи, федералы 276 тысяч, а муниципалы добавляют 51 тысячу. Нужно отметить, что последним часть денег добавляет, опять же, Ленобласть через механизм субсидий. Глава администрации Романовского поселения Сергей Беляков уверен, что ему удастся уложиться в срок. «У меня один дом в деревне Лепсари на 13 квартир, большинству жилье уже найдено» — условно доволен Беляков.

С возведением нового дома сложностей еще больше. Найти застройщика, который пойдет в столь низкомаржинальную историю, сложно. Те же, кто на такие стройки заходят, зачастую сильно экономят на материалах. А многие начинают создавать проблемы. Например, в поселке Щеглово Всеволожского района четырехэтажный дом на 69 квартир должен был быть сдан в эксплуатацию в ноябре прошлого года. Его стоимость — в пределах 90 миллионов. В январе нынешнего туда стучался вице-губернатор Михаил Москвин.

Глава администрации Щегловского поселения Татьяна Чагусова надеется.

«У подрядчика, фирмы «Рассвет», возникли финансовые сложности. У нас на счетах деньги есть, но до сдачи дома мы их передать не можем. Кто ж знал, что так получится. Но сегодня у нас осталось благоустройство и мелочи по отделке», — говорит чиновница.

Горка сложностей растет, если вспомнить о том, что покупка жилья регламентируется строгим 44 федеральным законом: через конкурсы и никак иначе. А где конкурсные процедуры, там и оспаривание, там и внимание Федеральной антимонопольной службы. Это затягивает процесс и сбивает сроки. На выходе дело заканчивается штрафами. Процедура наказания такая: при срыве плана региону дается четыре месяца на исправление ситуации, затем копится штраф — по 5 тысяч рублей в день с одной непереселенной квартиры. Фонд ЖКХ накладывает их на Ленобласть, субъект — на муниципалитеты, а те — на подрядчика.

«Многие из чиновников на местах, наевшись этих историй, тихо саботируют процесс», — рассказывают в строительном блоке правительства. Впрочем, оппоненты с земли обижаются и говорят, что их комитет по строительству бросил в это море, не оказывая никакой поддержки. «Мы с ними дневали и ночевали», — не согласны на Суворовском, 67.

Специфическая ситуация сложилась в городе Новая Ладога Волховского района. Здесь осталось почти 2 тысячи метров нерасселенного жилья. «В 2015 нас не включили в программу, а в нынешнем 108 квартир упали. По выкупу вторички не пошли, решили строить дома. Но с районной властью у нас творилась беда, и вопросы по земле не решались. Строительство двух домов пришлось отменить», — ответила на вопрос о причинах задержки харизматичная глава Новоладожской администрации Ольга Баранова. По ее словам, муниципалитет все равно успеет: «Один дом на 48 квартир сдадим. 58 квартир купим, 32 уже нашли». Кстати, как отметили на Суворовском, 67, сегодня у недругов достаточно самостоятельной Барановой будет повод лишний раз напомнить о новоладожском фиаско губернатору.

Оригинальный подход к расселению, закончившийся печально, нашли в Юкковском поселении. Здесь необходимо расселить почти 500 метров аварийного жилья. Администрация решила обойтись без денег Ленобласти и Москвы, и свои не вкладывать.

С некой компанией «Охта Хаус» был заключен «договор застроенных территорий». Если проще, то застройщик должен был построить три дома, а за это должен был получить 1 гектар земли под коммерческое строительство. Но после возведения первого объекта начались неприятности.

«У них проблемы — градплан не утвержден, нет проекта планировки территорий. Попросили техусловия на газ, им ответили — ждите два года. И в Росреестре со сроками беда. Так что сейчас будем выкупать на вторичном рынке», — рассказал глава администрации  Юкковского поселения Александр Сазонов и добавил эмоции: «А как иначе? Предлагаете покупать за 36 тысяч метр, при том, что у нас меньше чем за сотню не найти?».

Строительный губернатор Михаил Москвин на жалобы муниципалов смотрит скептически.

-​ Там, где люди с головой есть, там все нормально. А там где не хотят, то и говорить не о чем. Мы подключились, будем договариваться с застройщиками, решать вопросы.

-​ Сложно представить, что вы сегодня проснулись и поняли, что что-то не так. Почему раньше, условно, не пинали? — вклинился 47news.

-​ Я два года в должности. И каждый день только это и делаю, — ответил Москвин.

По его словам, 25 мая в Москву из правительства Ленобласти ушел прогноз о 100-процентном выполнении программы в срок.

Лучше бы постараться, ведь даже если одно поселение не успеет к сроку, Ленобласти придется вернуть 2,5 миллиарда рублей, которые были получены из федерального центра. Для 90-миллиардного бюджета региона это чувствительно. «Но в правительстве Ленобласти думают не о деньгах. Намного опаснее политическое неудовольствие Кремля срывом социального проекта незадолго до президентских выборов», — отметил один из чиновников.

47news

Чтобы узнавать первыми о самых заметных событиях в Волховском районе, подписывайтесь на канал Волхов News в Telegram

Комментировать эту статью не получится.