Мы помним, как всё начиналось

Мы помним, как всё начиналось

18 апреля свой очередной день рождения отметил один из старейших тренеров Волховского района Евгений Хромов. Энергичному, бодрому и неутомимому Евгению Дмитриевичу исполнилось 79! На сегодняшний день он самый старший из действующих. Секция тяжёлой атлетики, которой Хромов посвятил жизнь, формально моложе, но по факту в музее истории Волхова можно увидеть документальные свидетельства занятий штангой ещё первых строителей Волховской ГЭС. А уж если копать совсем глубоко, то с большой долей вероятности можно представить и викингов Рюрика, отжимающих тяжести в свободное от походов время. Любили и любят этот вид спорта на Руси издревле, когда ещё и спортом он не назывался.

За десятки лет из написанного о Хромове можно составить многотомник. В разные годы местные и совсем не местные газеты и журналы посвятили тренеру и его воспитанникам огромное количество материалов. В этот раз мы решили ещё раз поговорить о секции, её истории, сегодняшнем дне и дне завтрашнем, на который у Евгения Дмитриевича большие планы и самые оптимистичные прогнозы.  Слово первоисточнику:

— Официально секция тяжёлой атлетики Волховского алюминиевого завода создана на стадионе «Металлург» в 1953 году. Я пришёл туда в конце 76-го, когда занятия проходили ещё в стареньком бараке, — вспоминает Евгений Дмитриевич. – К тому времени секция переживала не самые лучшие дни – базы по сути не было, на нечастые тренировки ходили самые преданные «старички-ветераны», об участии в серьёзных соревнованиях и не помышляли.

хромов

Пришлось, как бы, начинать с нуля, рассчитывая только на свои силы и помощь завода. Первым делом стали делать ремонт помещения: починили крышу, залили бетонные помосты, наложили резину, наладили нормальный свет и провели телефон. На питерском экспериментальном заводе «Спорт» купили штанги, гири, гантели, и я сразу начал набирать юношескую группу.

В это время в Волхове шло строительство бассейна «Юность», которое практически замерло на уровне фундамента. То есть, был котлован, а больше никакие работы не велись. Я пошёл к руководству завода: к директору Петру Васильевичу Федорину, в отдел капитального строительства, в партком, профком, Леноблсовпроф, ВЦСПС, даже пришлось писать письмо министру цветной металлургии СССР Ломако. Само собой, задействовали наш горисполком, облисполком. В принципе, особо никто не противился, но что тогда, что сейчас, всё упиралось в деньги. Везде приходилось убеждать, доказывать, насколько городу и заводу, как градообразующему предприятию, нужен социальный объект Дом спорта.

В конце концов, прошли все стадии согласования, мне пришлось поездить в поисках подходящего проекта, пока не остановились на более-менее простом и недорогом, примерно, как в Киришах. У нас перед глазами был пример Пикалёва, где тогдашний гендиректор цементного завода Бадальянц отгрохал 50-метровый бассейн, хороший спортивный зал, лыжную базу.

Так или иначе, построили всё задуманное буквально за полтора года, в апреле 79-го в Волхове открыли бассейн и зал тяжёлой атлетики, как оказалось, один из лучших в Советском Союзе. Вот в этом зале и начались очень серьёзные занятия тяжёлой атлетикой: добились выделения тренерских ставок, стали тренироваться по два раза шесть дней в неделю по самым современным на тот момент методикам. Сначала всю тренерскую работу вёл один, потом переманил своих бывших учеников ещё по Вологодской области. В своё время они там занимались у меня, затем окончили Центральный институт физической культуры им. Сталина в Москве, стали дипломированными специалистами. Это мастер спорта по тяжёлой атлетике Валерий Богуславский, который вёл у нас 50 часов, и второй мой ученик Валерий Шемякин. В Волхове удалось создать молодым тренерам хорошие условия, решить вопрос с жильём.

хромов

Стали работать втроём, и как-то сразу пошли первые большие успехи, волховские штангисты стали получать кандидатов и мастеров спорта. Нужно сказать, что нормативы тогда были значительно выше, чем сейчас, получить звание мастера было очень непросто, но и условия для занятий спортом были несравненно лучше: наши ребята получали бесплатное усиленное питание, не существовало никаких проблем с финансированием соревнований, с выездом на турниры. Что говорить, на союзные соревнования летали самолётами.

Первым и самым титулованным штангистом в Волхове был наш великий атлет Евгений Александрович Смирнов – мастер спорта СССР международного класса, входивший в олимпийскую сборную страны на протяжении восьми лет, в течении этого срока был вторым в мире. Почётным мастером спорта стал волховчанин Юрий Епифанов, тринадцатикратный чемпион Ленинграда.

И снова отвлекусь, в Советском Союзе была создана уникальная школа тяжёлой атлетики. Мы были первыми на мировых помостах, и вторыми в мире, после ГДР, по науке, спортивной медицине и так далее. Европа – Польша, Венгрия, ГДР и Азия – Китай, Вьетнам, Корея охотно использовали наши наработки и спортивные открытия, искренне говорили «спасибо», правда, своим с нами делиться не спешили.

В 1984 году двукратный олимпийский чемпион, мой старший товарищ, не раз бывавший в Волхове легендарный штангист, писатель, учёный Аркадий Никитич Воробьёв, лидер среди советских штангистов по количеству завоёванных на международной арене наград, начал создавать в Московской области главную республиканскую базу тяжёлой атлетики. Почти все республики СССР имели свои базы, а РСФСР, как водится, нет. Я на тот момент по вызову Воробьёва уже работал в подмосковной Малаховке и стал директором этой базы, которую вместе с Воробьёвым и мной создавали величайшая советские штангисты – Юрий Дуганов, Михаил Окунев и многие другие. Но грянула перестройка, всем стало не до тяжёлой атлетики, мы стали терять позиции в спорте и во всём остальном, а потом потеряли и страну. Я вернулся в Волхов.

Игорь БОБРОВ

Фото из архива Е.Д. Хромова

Продолжение следует.

Чтобы узнавать первыми о самых заметных событиях в Волховском районе, подписывайтесь на канал Волхов News в Telegram

Комментировать эту статью не получится.