Пенсионное дно нашли, но снизу постучали

Пенсионное дно нашли, но снизу постучали

Так называемые депутаты ЗакСа Ленобласти от «Единой России» приняли пенсионную реформу, запретив высказываться о ней вслух. Оппозиция не вытерпела издевательства и покинула зал. Теперь одним грозит вызов на ковер к экс-губернатору, другим — дно.

 Каждый раз, когда вам кажется, что депутаты ЗакСа Ленобласти уже не могут удивить, знайте: снизу обязательно постучат. Так случилось и в среду, 11 июля, когда на последнем заседании в этом году парламент должен был сформировать коллективное мнение по поводу предстоящей федеральной пенсионной реформы.

 Вопрос был поставлен самым последним, и то — засунут в общий пакет федеральных инициатив. Попытка коммунистки Регины Илларионовой вытащить его оттуда в отдельный пункт успехом не увенчалась.

 Самого шумного Владимира Петрова на мероприятии не было, потому по повестке депутаты скакали так, будто у них обещали отнять обед. До символического 47-го пункта допрыгнули примерно к двум часам дня, что следует считать рекордом.

 И на подходе к нему лидер фракции «Единая Россия» Олег Петров взял слово. «Все дальнейшие вопросы обсуждались на комиссии, потому предложение — принять пункты с 46-го по 50-ый без обсуждения», — сказал он. Прежде чем мысль смогла дойти до мозга, на экране уже были вывешены результаты голосования: 30 из присутствующих были «за», 10 — «против». 

Это означало одно. В Госдуму будет направлен протокол с заседания, где скажут, что ЗакС Ленобласти одобрил повышение пенсионного возраста. Это при том, что по теме не дали сказать даже слово.

 Первым вышел из оцепенения либерал-демократ Дамир Шадаев. Ему было обиднее всех, ведь обычно он не опускается до посещения заседаний парламента, а тут приехал. В зеленой рубашке и загорелый, в первой части заседания он по привычке боролся с фотографами, обвинив их в том, что именно они мешают ему работать. 

— Это как? — крикнул он. 

Коммунист Николай Кузьмин взял микрофон и буркнул про то, что Госдума предлагала этот вопрос обсудить, а у них это право отняли, и это возмутительно.

-То, что не обсуждали, это неправильно, — согласился спикер Сергей Бебенин, чем явно показал, что такое решение принадлежит даже не ему.

 На верхнем ряду закипал лидер фракции ЛДПР Андрей Лебедев, выпаливший: «Я готовил выступление по этому поводу. Почему вы лишаете нас права выступать? Давайте переголосуем за то, чтобы можно было обсудить». 

-Тут только встать и уйти, — приподнялся Шадаев в кресле.  

Лебедев махнул ему рукой, мол, сиди.

 — Это цинизм на грани фантастики. Важная федеральная инициатива, за которую мы должны выступить либо «за», либо «против». Мнение должно быть высказано вслух. Предлагаю членам всех оппозиционных партий встать и уйти, — встрял Шадаев, но Лебедев ему снова указал, мол, погоди.

 — Давайте проголосуем еще раз, — попросил Лебедев.

 Но микрофон взял единоросс Сергей Караваев. Как всегда, не очень понятно, что он хотел сказать, но мысль сводилась к тому, что буквально час назад Лебедев рассуждал о справедливости и вот эта самая справедливость его настигла. 

 

Это он ляпнул зря, потому что Лебедев и так боролся с бурлящим внутри чувством. «Такое издевательство мы терпеть не намерены», — встал он. Будто по команде все сидящие в ряд члены ЛДПР, КПРФ, СР вскочили и пошли на выход. «Мы уходим», — уже рявкнул Лебедев. 

И все пошли.

 Возле двери он остановился: «Спасибо всем вам от граждан пенсионного возраста». 

Идущий следом Дамир Шадаев добавил: «Когда президент отменит это решение, вам всем будет стыдно».

 Либералы ушли в кафе, а коммунисты и эсер Коваленко остались на диванчике.

 Последующие минут пять прошли в полнейшей тишине, кажется, никто и не поднимал головы. «Принято, принято», — произносил Бебенин по поводу дальнейших законопроектов, смысл которых уже и не улавливался.

 В пункте «Разное» слово взял самый молодой депутат, 26-летний Никита Коваль.

 — Сергей Михайлович, хотел бы поднять, надо ли передать в комиссию по этике поступок наших коллег. Это требует обсуждения, — выговорил он. 

 Дальше его взволновал произошедший накануне казус. «У нас было закрытое мероприятие, а пресса оставила там микрофон и выложила с него запись», — молодой человек явно остался недоволен журналистской военной хитростью над законодательным легионом. 

 Напомним, было это действительно так. Заседание двух комиссий прошло в закрытом режиме, потому мы выложили аудиозапись совещания.

 Выяснилось, что депутаты скрывают не тайну как таковую, а то, что им нечего сказать по существу.

 — Вы вынесите этот вопрос на нашу комиссию, а там мы примем решение, -сказал бывший губернатор Вадим Густов, отвечающий теперь и за этику.

 Сергей Караваев снова подколол Андрея Лебедева, отметив, что «момент произошел только что интересный, а жизнь — она такая».

 — Это нормально, когда на закрытое заседание приносят диктофоны? — спросил и он.

 Кажется, народные избранники никак не могли переварить тот факт, что их обыграли на их же территории. Заметим, поступили мы честно. Накануне спросили у Сергея Бебенина, не против ли он, что мы выложим эту запись. Спикер отмахнулся замечанием, что в работу журналистов влезать не собирается. Да и сделал характерный жест руками, мол, делайте что хотите, только отстаньте.

 Бебенин объяснил, что запретить проход прессы на заседания он не в силах, а вот по поводу заседаний комиссии есть лазейка. Якобы народные избранники жаловались на ажиотаж этих мероприятий, и пришлось дать указание пресс-службе ввести предварительную запись на них. Также комиссии имеют право сами принимать решение, допускать журналистов или нет. Объясним логику: на заседании ЗакСа важные документы они могут не обсуждать, сославшись, что уже все решили на комиссии, а на комиссии могут не пускать.

 Спикер рассказал душещипательную историю, как открыл накануне статью, а там действительно была приложена аудиозапись секретного совещания.

 «Вопрос аудиозаписи не принципиальный. В наших условиях любое утекает», — философски заметил он.

 Корреспондент 47news спросил одного из единороссов, не считает ли он происходящее доказательством абсолютной импотенции парламента.

 — Вы же могли дать высказаться тем, кто против, привести свои расклады в защиту этой реформы. Получается, вам просто снова нечего сказать, вы ничего не можете даже придумать, чтобы подать решение в красивой форме.

 -Какая разница, что мы думаем? От нас же все равно ничего не зависит, — признался собеседник.

 В связи с окончанием сессии слушали гимны России и Ленобласти. Очень скрипела колонка.

 На лица депутатов, решающих, как жить, можно посмотреть в фоторепортаже.

47news

Чтобы узнавать первыми о самых заметных событиях в Волховском районе, подписывайтесь на канал Волхов News в Telegram

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.